Владимир Владыкин

Перевод автора

ЗАКЛИНАНИЯ

Триптих

I. ЧЕЛОВЕК—ИНМАРУ, ВЕРУЯ

О великий Инмар!
К тебе обращаюсь я, Человек, малый и немощный.
Пусть жизнь нашу обходят стороной голод и холод,
Град и молнии, пожары и моры,—
Если б так ты сделал!..
Пусть наше поле не обскакать белке,
не обежать кунице,
Если б так ты сделал!..
Пусть наш хлеб уродится с камышовой соломой,
Серебряным колосом с золотым зерном.
О великий Инмар! Если б все так ты сделал!..
Чего ж нам еще желать?..

ИНМАР — ЧЕЛОВЕКУ, ВЕРУЯ

О маленький Человек, который стал великим
и всемогущим.
К тебе обращаюсь я, твой Инмар, который теперь уже
ничего не может,
Теперь уже все зависит от тебя, и потому заклинаю
тебя: сделай так,

Чтобы в реках плескалась рыба, в лесах жили звери,
Чтобы в небе пели птицы, чтобы трава росла зеленой,
Чтобы небо оставалось голубым, а солнце — добрым,
Чтобы всегда смеялись дети и улыбались матери,—
Сделай так, заклинаю тебя!..
Человек, ты вырос и стал великим, а земля стала
маленькой,
Ты взял на свои большие руки маленький земной
шар —
Не урони его!
Больше мне нечего тебе сказать, Человек.
Веруй в меня, если хочешь, только этого теперь
мало —
Лучше веруй в себя!
Что я могу? Пусть я создал этот мир,
Но ведь ты можешь его разрушить, не спросив меня.
Я устал от тебя, Человек. Ухожу.
Оставляю тебя наедине с самим собою,
с твоей совестью, Человек!..

ЧЕЛОВЕК — ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ, ВЕРЯ

Люди!
Отныне и во веки веков не забудем о том,
Что каждый из нас рожден и должен быть Человеком!
Добрым, умным и милосердным!
Да не заслонят небо стаи взращенных нами железных
воронов!
Да не оскверним воду, не сожжем хлеб и не погасим
солнце!
Да не покинут нас благоразумие и согласие,
Радость и счастье, мир и дружба!
И тогда будет жизнь на земле.
Вечно и бесконечно!

Инмар – языческий бог.

Берёза

Одинокая в поле береза росла.
Ее все почитали. И было за что.
Говорят, что с нее начиналась весна,
А когда она лист свой последний роняла,
Наступала зима.
Так было всегда.
Береза не подводила людей
Никогда.
Но как-то раз молодой, лихой тракторист
Своим громадным трактором
Взял да и опрокинул березу,
Чтоб не мешала.
И верно — пахать стало легче.
Только снег временами стал идти по весне,
А по осени — вдруг расцветали деревья.
Все перепуталось на земле.
Говорят ученые люди, на то есть глобальные причины.
Конечно, кто спорит. Им виднее.
Только кажется мне почему-то,
Что дело и в той одинокой Березе.

Священная книга

Давным-давно,
Когда нас еще не было
И даже вас еще не было,
У удмуртов была священная книга,
Где хранились самые сердечные,
Самые заветные слова.
Книга та лежала на большом белом камне,
Камень тот лежал на большой земляничной поляне,.
А поляна та была в огромном дремучем лесу.
Говорят, давно это было.
Тысячу раз сменилась листва на рябинах,
Великаны кедры состарились,
И вновь народились, и снова умерли.
Что поделаешь, затерялась та старая книга,
Но остались ее священные слова.
У каждого в душе найдется хотя бы одно
Такое заветное, сокровенное слово.
Только надо его отыскать
И сложить из тех слов новую,
Необыкновенную
Душевную книгу.

Отчего поёт тюрагай?

Говорят, тюрагай — жаворонок — поет по весне
от радости,
Но кто-то мне сказал,
Что тюрагай трепещет в вышине
От нестерпимой тоски и печали:
Какой-то равнодушный человек,
Распахивая поле, разорил его гнездо.
Кто знает, отчего поет тюрагай?

ЧЕЛОВЕК И ИНМАР

Однажды Инмар был в хорошем настроении
И позвал к себе Человека
И сказал ему: «Выбирай любые сокровища!»
Жарко пылало золото,
Холодным светом пылало серебро,
Переливались драгоценные камни.
А Человек выбрал себе землю,
Обыкновенную серую землю.
И начал трудиться.
Отсюда все и пошло.

Воробьи и лебеди

Говорят, самые гордые птицы — это лебеди.
На одном маленьком городском пруду
Плавали белоснежные лебеди.
Им подрезали крылья,
И они стали послушными.
Гордо выгнув царственные шеи,
Они торопливо подплывали к берегу
И униженно выпрашивали корм.
Это было невыносимо грустно,
И, не выдержав, я крикнул:
«Не забывайте, вы же — лебеди!»
Но они не слышали,
А люди удивленно смотрели на меня.
А еще говорят,
Нет на земле человека,
Который бы не видел воробья.
Всюду, где живет человек, селится и воробей.
Мы, удмурты,
Называем его беззаботно-веселым именем —
«њольгыри».
Казалось бы, эка невидаль — воробей:
Ни вида, ни голоса.
Но, говорят, из всех птиц на свете
Только один воробей не может вынести неволи:
В клетке он погибает.
Видимо, и в маленьком, неприметном зольгыри
Живет неистребимая, гордая свобода.
А может быть,
Просто бывают разные воробьи
И разные лебеди.

ВОРШУД

Однажды Инмар подарил людям Птицу Счастья —
Воршуд —
И наказал крепко-накрепко стеречь ее.
Обрадовались удмурты,
Спрятали Воршуд в темницу Быдњым Куа —
Великое святилище,—

Берегли от дурного глаза и чужого голоса.
Да только примечают удмурты:
Не ест, не пьет, чахнет в темнице Птица Счастья,
И решили они выпустить ее на волю.
Рассердился Инмар на непослушных удмуртов
и ушел от них.
Ну да бог с ним, с Инмаром.
А Птица Счастья, говорят, от удмуртов не улетела
И гнездится она теперь почти в каждом удмуртском
доме.

НАПЕВ БЫДњЫМ КРЕЗЬ

В лесу жила когда-то старая мудрая ель.
Звали ее Мудор Кыз — Мать Леса.
Говорят, с нее начинался лес, а может быть,
и сама Земля.
Она подпирала Небо, чтобы оно не упало на Землю.
Солнце отдыхало на ее ветвях.
Из-под ее корней нарождался робкий родник,
Чтоб потом превратиться в могучую Белую Каму.
Издалека приходили люди, чтобы поклониться
Мудор Кыз.
Говорят, однажды мачеха Солнца, Злая Молния,
Страшным огнем опалила Мудор Кыз.
Ель умерла.
Но пришел человек и оживил ее:
Он сделал из нее Гусли — Крезь —
И вложил в них свою человечью душу.
Так у удмуртов появились Быдњым Крезь —
Великие Гусли.
Когда они звучали, Солнце приближалось к Земле,
Чтобы их послушать.
Когда они пели Инву утчан гур —
Песню поисков небесной росы —
Небо плакало дождем.
Говорят, давно это было.
Но с той поры
Удмурты стали делать свои гусли
Из опаленной молнией ели.
Теперь уже позабыли про это.
И про гусли уже позабыли.
Но напев Быдњым Крезь живет!
Если вы хотите его услышать,
Идите в Великий Лес
И прислушайтесь к нему и к себе.
Слышите?

Приходит миг

Приходит миг —
Уходим мы
Неведомой дорогой
Кто в память, кто в забвенье,
Навеки расставаяся с собой.
Настанет день —
В те дальние селенья
И я отправлюсь по тропинке тленья.
Но хочется скорее прорасти
Цветком красивым,
Вытянувшим стебель ближе к небу,
Иль в белый мрак уйти
Дорогой Млечного Пути.

Страна справок

Родился человек —
Выдали справку.
Жил человек —
Ни шагу без справки.
Умер человек —
Осталась справка.